Ролевая игра :Хроники Энии:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Ролевая игра :Хроники Энии: » Дворец Короля эльфов » Покои Алатиэль


Покои Алатиэль

Сообщений 1 страница 30 из 34

1

Большая светлая комната выходящая окнами на юг и запад. На западе большой балкон со столиком, креслами и оттоманкой.
Комната оформлена в теплых золотисто-зеленых тонах. Везде много всяких подушечек и расставлены горшки с ландышами.

0

2

Принцесса стояла на балконе и смотрела как садится солнце, неспешно попивая мятный чай. Поднявшийся ветер разметал светлые волосы, заставляя эльфийку поставить чашку на парапет балкона и  привести  себя в порядок. Легкая кружевная шаль, взметнулась с оттоманки, и поднятая порывом воздуха исчезла в направлении сада. Приподняв бровь, Алатиэль хмыкнула ей в след, и поставив чашку на стол, устроилась на диванчике. Завтра на обязательно найдет расшалившуюся тряпочку, а пока можно посмотреть как появляются на небе первые звезды, загораясь на многоцветном бархате неба.  Сидящая на подлокотнике оттоманки кошка, лениво приоткрыла один глаз наблюдая за принцессой, никто и не заметил с какой завистью четвероногая мурчалка наблюдает за грациозными движениями  потягивающейся эльфийки. Кошка не успела даже додумать мысль о нечестности этого мира, где двуногие порой двигаются легче и изящней чем они, лучшие представители четвероногих, как была бережно снята с насиженного места, и устроенна на эльфийском теле.
- Хорошо хоть тебя не уносит ветерком, - Представив орущую, выпустившую когти и пытающуюся цепляться за все, что угодно кошку, эльфийка рассмеялась.
Пепельно серый мех, напоминал Алатиэль кое что другое, вернее даже кое-кого.  Но, отец приказал даже думать забыть о Дезмонде. Алатиэль смотрела на звезды и вспоминала как они в детстве, сбежав из замка отправлялись на ближайший луг, падали в высокую траву и вспоминали науку о звездах, как по началу чуть ли не до драки доказывали друг-другу как какое созвездие называется. И как потом их под конвоем возвращали в замок и наказывали расставив по разным углам. Погрузившись в воспоминания, принцесса почти заснула, но очередной порыв ветра вывел ее из дремоты.
- Ну что Эста, идем спать, завтра новый день, объяснения папе, что делает шаль на ветках его любимой черешни, и еще один день без него. - Эльфийка одним движением сняла с себя кошку, и встала с оттоманки.
      Приняв ванну, предварительно отпустив животное, Алатиэль устроилась в мягкой кровати и потихоньку заснула. Эста дождавшись пока хозяйка уляжется, заняла любимое место на плече принцессы. В комнате был слышен  шелест листвы и тихое кошачье мурчание.

0

3

Жуткий звук казалось сотряс весь дворец Кошка взвилась на плече принцессы как ужаленная, издав странный звук она тут же забилась под кровать. Алатиэль вскочила, схватившись за оцарапанное плечо и недоумевая, что же могло выдать такой звук огляделась. Следом раздался странный, но громкий звук, как будто пламя под давлением вырывается наружу, за окном что-то полыхнуло. Вскочив и накинув Халат, Алатиэль кинулась на балкон, но так и замерла на пол дороги. Огромная туша, изрыгала огонь, явно от души поливая все вокруг огнем.
Дракон, но как? Откуда? - Эльфику охватил страх, она не однократно слышала легенды про драконов, но те драконы отличались от этого пришельца. Казалось ему нравилось уничтожать все вокруг, да и сам он был странного для драконов синего цвета.- Почему нас купол не защитил?
Тут она заметила несколько фигур бесшумно скользящих между деревьями
- Нападение, кто посмел? - Эльфийка вихрем кинулась в комнату, накинув на ночную рубашку легкие доспехи, когда-то выклянченные у папы и подогнанные под ее фигуру, Алатиель вытащила меч из ножен и  прикрыла глаза, морально готовясь к тому, что собиралась сделать сейчас. Клинок мрачно сверкнул в свете луны. Эльфика постаралась унять страх и упорядочить мысли. Закрепив доспехи, она окинула взглядом комнату. Мирная, пока еще не разрушенная, только Эста не спит на привычном месте, Наверняка кошка сидит под кроватью, трясясь от ужаса. Там, за дверью, в замке стояла подозрительная тишина, что если честно действовало на нервы.
А вдруг все уже мертвы - Мысль не добавила принцессе оптимизма, сжав клинок она открыла дверь и крадучись вышла в коридор.

Холл замка

+1

4

Дверь закрылась со стуком, показавшимся принцессе звуком закрывающегося склепа. Алатиэль закрыла глаза и медленно сползла по двери. Силы сдерживающие эмоции принцессы покинули ее и теперь это была просто эльфийка, которая потеряла отца, мир в своей стране, и на данный момент надежду. Кто и когда узнает что произошло в Энии было неизвестно. Что делать и как дальше поступать принцесса тоже не знала. Осознание смерти отца буквально свалилось на нее тяжким грузом.
- Эста. - Тихий шепот казалось пронзил всю комнату.
Осторожно и внимательно оглядевшись кошка выбралась из-под кровати и подошла к принцессе. Эсте была напряженна, эльфийка почувствовала это проведя по спине животного. Взяв кошку на руки, Алатиэль словно заколдованная встала, и подойдя к кровати села, так и не отпустив кошку. Животное почувствовав состояние хозяйки, лишь вздохнуло и начало потихоньку мурчать, совсем не громко. Принцесса немигающим взглядом смотрела как за окном начинает светлеть небо. На горизонте уже немного изменился цвет неба. Начинался новый день, и начинался он с запаха гари, доносящегося с улицы, с  боли, разрывающей сердце принцессы на тысячу измученных кусочков.  Одинокая слеза скатилась по щеке Алатиэль, потом еще одна, и еще, и вот уже принцесса не в состоянии была остановится, слезы капали прямо на Эсте оставляя на серой шкурке мокрые следы. Кошка только плотнее прижалась к хозяйке и стала мурчать чуть сильнее.
- Эсте, его больше нет. - В этот момент эмоции окончательно захлестнули принцессу, отпустив кошку она рухнула на кровать, уткнувшись в подушку, и не в состоянии сдерживать рыданий. Эльфийке хотелось умереть сейчас и прямо здесь, перед ее глазами возникал образ отца, убитого Дэймосом, а вокруг придворная охрана, ведь она знала всех их по именам, знала их семьи, знала их детей. Вспомнив рев дракона и пламя охватившее ближайший город, Алатиэль представила сколько еще погибло невинных эльфов. Подушка уже изрядно промокла, а принцесса не могла остановить слез. Кошка прижавшись в принцессе как могла старалась успокоить ее, и успокоиться самой, но казалось Алатиэль вообще не замечает ничего вокруг, горе окончательно захватило все ее чувства. Она больше не была гордой эльфийской принцессой, Алатиэль стала одинокой пленницей иномирного захватчика, который лишил ее всего, что так было дорого принцессе.

+1

5

==>Холл

Иногда все же хорошо, что на тебе нет никаких доспехов. Носить на себе несколько киллограммов металла... Любой начнет уставать. А уж после столь насыщенного "дня", как у Дэймоса - тем паче. Посему темный эльф чувствовал некую легкость во всем своем теле, и передвигался в два раза быстрее. Пожалуй, он шел бы еще быстрее, если бы оставил вместе с кирасой на скамье в холле и меч, но... Нет, он этого не сделал. Мало ли что...
Дверь в комнату, куда увели принцессу, он нашел сразу же. По одному простому признаку - на страже неподалеку находился его соотечественник. Хотя выражение "стоял на страже" было больше применимо к колонне, к которой прислонился солдат, а не к нему самому. Правда, завидев Дэймоса, он тут же вытянулся в струнку.
- Вольно, - молвил Правитель Ксентарона и толкнул дверь комнаты. Хвала всевышним силам, та открылась практически бесшумно.
Взору предстала просторная комната, погруженная в темноту. Лишь отдельные участки ее были освещены, если это можно так назвать, начинающим светлеть небом. Куча всякой мебели, аромат каких-то цветов... Темный эльф не сразу вспомнил, что так пахнут ландыши, ведь на Ксентароне вообще больше не было цветов.
Но вот что-то донеслось до его слуха... Тихое мурчание кошки и... всхлипы? Кто? Она? Алатиэль? Быть не может... Но время шло, а эти звуки не прекращались, и вывод напрашивался только один - эльфийка действительно плачет. Вопрос "почему" даже не возникал в мыслях. Все было слишком очевидно.
Какое-то давно забытое чувство шевельнулось где-то в глубине души. Кажется, оно называется чувством вины. Кажется, Дэймос последний раз испытывал подобное чувство, когда давным-давно, еще в бытность его наследником престола Ксентарона, он выслушивал выговор отца за недостаточное старание в каком-то деле. Нет, гнать это чувство прочь, сейчас не время предаваться воспоминаниям. Но все же, от осознания того, что именно он, Дэймос, стал причиной этих слез, темный эльф непроизвольным движением руки провел по волосам ото лба к виску и на секунду отвел взгляд от местонахождения Алатиэли.
Загнав усилием воли все эмоции в самый дальний уголок души, Правитель Ксентарона, стараясь не шуметь, сделал несколько шагов по направлению к принцессе и присел на край ее кровати. Некоторое время он просто смотрел на эльфийку, прислушивался к ее почти бесшумным рыданиям. И все же не удержался, поддел пальцем один из ее белокурых локонов и заправил его ей за ухо, позвав при этом по имени.
- Алатиэль...
Хотелось ее утешить, сказать что-нибудь успокаивающее, но Дэймос не находил слов. Да и станет ли она слушать того, кто у нее на глазах убил ее отца? Поэтому оставалось только произносить ее имя.
- Алатиэль...

0

6

Алатиэль не слышала ни как Дэймос вошел в ее комнату, ни то как он подошел к ее кровати, Эсте была спокойна, и скорее всего это была Сулмелдис. Вот матрас прогнулся под эльфом севшим на край кровати. Но поднять голову и попросить эльфийку уйти Алатиэль была не в силах. Но в противоположность  ожиданиям тишину комнаты нарушил такой знакомый мужской шепот.
- Алатиэль...
Эльфийка на секунду замерла, сомнений не было, это был голос Дезмонда, он все же услышал ее, и пришел, каким-то чудом пробравшись невредимым в замок. Да и кто кроме него вот так заправлял всегда ей волосы, когда особо надоедливая прядь мешала.  Сквозь слезы она разглядела знакомую фигуру и тут же прижалась к эльфу. Алатиэль обняла Дэймоса, чувствуя такое знакомое и такое родное тепло его рук, обнимающих ее, и стук его сердца. Слезы катились из ее глаз, непрерывно, наконец немного совладав с собой Алатиэль смогла на какую-то минуту успокоится и взять под контроль свои чувства.
- Они захватили замок, - Следующая фраза была для нее самой страшной, она резала как лезвие нового меча, - Дезмонд, он убил моего отца.
В слух произносить это, было еще страшнее чем вспоминать. От этого Алатиэль еще теснее прижалась к Дэймосу.
- Дезмонд?- Вопросительно удивленный голос, еще мгновение назад казавшийся таким родным и принадлежавшим совсем другому эльфу.
- Кто такой Дезмонд? - Чуть громче и уже требовательнее.
Принцесса замерла, осознание того, что она ошиблась, молнией пронзило ее мысли. Она медленно подняла голову и увидела только  вопросительный взгляд серых глаз Дэймоса. В комнате не было никакого Дезмонда, Алатиэль обнимала своего врага, убийцу ее отца, того, кто принес столько боли ей и ее народу. На секунду шок принцессе не дал даже двинуться и тут же возмущение, гнев, обида все это захлестнуло ее как волной. Резко отпустив эльфа, она оттолкнула его от себя, попыталась ударить, но похоже Деймос был готов к такому повороту событий, он схватил ее за запястья. Опустив голову, Алатиэль спрятала слезы, которые была не в силах сдержать от такого разочарования. Как она могла принять лютого врага, за Дезмонда, за того, кого любила до сих пор.
- Ненавижу. - голос дрожал от слез, но все же в нем слышалась решимость и никакого страха.

+1

7

Это было так... неожиданно. Хотя просто неожиданно - это еще слабо сказано. Каких-то десять минут назад эта эльфийка была такой гордой, что даже пальцем прикоснуться к себе не давала не "отомстив" за это градом пощечин. А сейчас? Да что вообще происходит?
Но все мысли куда-то ушли. Обняв в буквальном смысле рыдающую ему в жилетку принцессу, Дэймос впервые за долгие годы почувствовал некую умиротворенность, нежелание вообще что-либо делать и такой покой, что в любой другой момент он удивился бы сам себе. В любой другой - но не сейчас. Сейчас для него существовала лишь она, Алатиэль, и ничего более. О, как он хотел в тот момент, чтобы она перестала лить слезы, чтобы хоть немного успокоилась. И, как ни странно, его желание исполнилось. Но лишь отчасти.
Правильно, все было слишком идеальным, чтобы быть правдой. Глупец, глупец, глупец! Как он мог быть таким безрассудным? С чего бы это Алатиэли вдруг взять и обнять его? Не пришла такая мысль в голову, совсем не пришла, а ведь должна была! Болван, совсем потерял голову из-за этой девчонки...
Вопрос сам собою слетел с уст. Секундой позже, полностью осознав, что его спутали с кем-то другим, Дэймос повторил вопрос, но уже более требовательно. А действительно, кто такой этот Дезмонд? Какое отношение он имеет к Алатиэли?
Ответа на вопрос Правитель Ксентарона не получил. Вместо этого он получил толчок и попытку новой пощечины. Но он уже настолько привык к этим попыткам принцессы оставить на его лице новый отпечаток своей ладони, что успел перехватить руки эльфийки раньше, чем те достигли своей цели.
- Ненавижу.
Но Дэймос как будто не слышал.
- Так кто такой Дезмонд?
Молчание.
- Отвечай!
- Тот, кто тебе принесет погибель.

Он не ослышался? Погибель? Ему? Кто-то из светлых эльфов? Ха, ха и еще раз ха.
Злость, скопившаяся за то недолгое время, что темный эльф находился в Энии, злость, накопленная после столь "продуктивного" общения с этой вот эльфийкой, начала вырываться на свободу, затуманивать разум еще больше. Смех, полубезумный негромкий смех срывался с уст, пролетал через всю комнату и затихал где-то в углах. Дэймос смотрел на Алатиэль не отводя глаз, и говорил сквозь этот смех.
- Никто не придет, принцесса. Никто не сможет одолеть меня и уж тем более погубить. Никто не придет за тобой. Так что тебе лучше смириться с этим. Никто не придет.
Вдруг эльф изменился до неузнаваемости. Та самая злость сверкнула в глазах, отпечатавшись гримасой на лице. Он с силой оттолкнул от себя свою пленницу и поднялся с края ее кровати.
- Запомни это хорошенько.
- Убирайся вон из моей комнаты.. - такой тихий, но такой твердый голос никак не вязался с состоянием эльфийки, в котором она находилась всего минуту назад.
- Да наздоровье. Пребывание в твоей компании не прибавляет мне радости, твое величество, - Темный Властелин сделал ударение на двух последний словах, еще раз указывая этой выскочке на ее место. - Но я еще вернусь. Или ты придешь ко мне. Пусть даже не по своей воле, но придешь. Это я тебе обещаю.
Короткий кивок, разворот к двери... У самого выхода Дэймос придал своему лицу обычное выражение спокойствия с толикой некоей удовлетворенности. О да, он знал какие толки это вызовет среди его солдат, и потому, прежде чем выйти, повернул голову, бросил последний взгляд в сторону кровати эльфийки и ухмыльнулся.
- Да, твое величество, мы еще встретимся.
Сказав так, эльф толкнул дверь и вышел.

+1

8

- Никто не придет, принцесса. Никто не сможет одолеть меня и уж тем более погубить. Никто не придет за тобой. Так что тебе лучше смириться с этим. Никто не придет.
Мне все-равно, ты не знаешь на сколько безразлично все, что жизнь, что смерть, что чужие слова.
От толчка принцесса упала на кровать, сопротивляться или бороться желания не было, ее пустой взгляд уперся в полог кровати. Анализировать то, что он сначала обнял ее, а потом при упоминании Дезмонда резко сменил отношение, и интонации, и вообще зачем эльф пришел к ней в комнату и почему тихо сидел рядом и называл по имени, алатиэль сейчас не хотела, и не могла.  Деймос еще что-то рассказывал, наверно угрожал но Алатиэль слышала только какие-то отголоски его речи, они никак не складывались во что-то осмысленное. Она даже не слышала как Деймос вышел из комнаты. Эсте забралась Алатиэль на грудь и устроившись клубочком старательно мурчала. Тепло от животного потихоньку передавался принцессе, Эсте постепенно подбиралась к лицу принцессы, пока не устроилась у самого подбородка. Алатиэль понемногу оттаивала, в глазах появилась боль и вновь заблестели слезы, никаких рыданий, просто безостановочно текущие слезы. Болело сердце, буквально разрываясь на части от потери отца.  Принцесса так и заснула со слезами на глазах даже не переодевшись, с кошкой вместо одеяла.

Следующие две недели были самыми тяжелыми в жизни принцессы. При посторонних она держалась холодно, высокомерно, пророй с презрением. Но никто не видела что творилось с принцессой после, когда двери ее комнаты закрывались и она оставалась одна, наедине со своим горем.
На третий день захвата дворца, Принцессу известили что похороны короля пройдут по всем традициям Энии, и Дэймос дал на это разрешение. Не смотря на трагичность ситуации, в этот день на небе не было ни единого облака. Рыдать себе Алатиэль запретила, напрочь, одев черное платье, и отыскав в шкатулке обруч усыпанный черными алмазами, принцесса собрала букетик ландышей, перевязав их черной лентой. Оставшиеся в живых подданные не должны видеть того, что их единственная законная правительница находится в состоянии полной апатии. Легкой улыбкой, она приветствовала каждого эльфа Энии пришедшего на похороны. Огромный помпезный склеп украшенный белым и черным мрамором стал пристанищем еще для одного короля Энии, убитого в бою за свое государство. На саркофаге, скрывшем на всегда тело короля Энии Алатиэль оставила букетик ландышей, белый мрамор, белые цветы с в обрамлении зеленых листьев, и пронзительно черная лента. Потом через многие века, когда здесь опять будут открыты двери, потомки принцессы, с удивлением обнаружат нетронутый тленом букет ландышей, свежих, как в день, когда их сорвали. Как только двери склепа вновь были запечатаны, Алатиэль оглядела собравшихся эльфов, убитые горем, и скорбящие по своему королю, они сейчас представляли зрелище, которое у любого нормального существа вызовет только сочувствие. На некотором расстоянии от процессии стояла охрана,  под сенью деревьев скрывался Деймос, солнце для него похоже было явление не привычное и доставляло множество неудобств. Отведя взгляд от захватчиков принцесса вновь взглянула на своих подданных.
- Эния не останется без защитника, пока я жива, я сделаю все, что бы вернуть нам свободу. - Тихий, но уверенный голос принцессы не долетал до захватчиков, но за то был ясно слышен присутствовавшим Энийцам.
Стоящая на пороге склепа своего отца, Алатиэль казалась выше и величественнее, чем ее привыкли видеть при дворе, сейчас там стояла Королева Энии, а не пленница захватчиков.
- Наше время скоро придет, за каждую каплю пролитой крови, они, - Эльфийка кивнула в сторону охраны и Дэймоса, - ответят своими жизнями.
И только после того, как эльфы начали покидать Сад Памяти, Алатиэль спустилась со ступеней, одинокая слеза, сверкнув на солнце все же скатилась по ее щеке, но была тут же быстрым взмахом руки уничтожена, враг не должен видеть ее скорби.
Ночью разразилась страшная гроза, всполохи молнии ежесекундно освещали небо, ветер казалось был готов снести все на стоящее на земле.Этой же ночью Деймос вновь нанес визит, чего он хотел так и осталось неинтересной загадкой для принцессы, но получив порцию колких замечаний и острых выпадов в свой адрес он покинул комнату.
  Вскоре это уже даже стало привычным, и напоминало иногда ритуал. Дэймос как правило приходил вечером, получал серию насмешек и попыток влепить пощечину, и почему-то с довольным видом выходил из комнаты, иногда Алатиэль привносила разнообразие в их общение, и кидала в него что-то попадавшееся под руку. При этом не задумываясь ни о весе кидаемого предмета ни о его потенциальной опасности для врага. Но не смотря на это Дэймос приходил вновь и вновь,  мысль о том, что возможно ему нравится когда его оскорбляют, вызывала в мыслях принцессы идею о ненормальности правителя Ксентарона. Несколько раз ее навещала и Ташэ, при этом эльфийка не кичилась тем, что они захватили чужую страну, и почему-то пыталась общаться нормально. Со временем, Алатиэль перестала про себя обзывать ту погремушкой, и даже подумывала о том,что бы попытаться найти общий язык с иномирной эльфийкой.

Однажды все резко изменилось, не смотря на дневное время Энию окутывала тьма, в том, что это происки Дэймоса Алатиэль даже не сомневалась. Но как ему удалось, это пока было загадкой. Некоторе время спустя один из Ксентаронцев прибыл что бы отвести принцессу в Тронный зал.

==>> Тронный зал

0

9

Быстрым шагом Алатиэль прошла по коридору и вошла в свою комнату, тут же от души хлопнув дверью.  От резкого звука сладко спавшая Эсте подскочила на подушке и очумевшим взглядом уставилась на принцессу в гневе.
- От ненависти до любви один шаг. - Голос эльфийки дрожал от злости и возмущения. - Да как ему в голову такое пришло, это чудовище, а не эльф.
Алатиэль хотелось разбить что-нибудь и желательно о голову того, кто довел ее до такого состояния, сжав кулаки она вспомнила что утащила книгу из тронного зала. На форзаце значилось "О свойствах Эль-Гилет". Быстро переодевшись, принцесса решила перечитать фолиант на случай упущенной мелочи. Устроившись на кровати и расположив светильник поблизости, она углубилась в чтение. Строки складывались в знакомые отрывки из рассказов отца, Алатиэль почти слышала его тихий голос рассказывающий о значимости талисмана для мира эльфов.
Через 2 часа на закрыла книгу и  улеглась на спину.
Ирдис был прав, уничтожить талисман нельзя ни огнем ни мечом. а значит выходи из этой ситуации может быть только один. Бежать, и бежать вместе с талисманом. Главное не дать Дэймосу возможности притащить сюда ни одного солдата к тем, которые уже есть. Тьма, которую это владыка вечной мерзлоты так и не снял кстати, только подтвердила мнение принцессы о намерениях пришельца. Но она еще и была на руку принцессы, по ее расче6там, солдаты привыкшее к такому освещению будут чувствовать себя тут как дома, а значат утратят бдительность. осталось правильно выбрать одежду и обувь, да и оружие какое-нибудь надо было раздобыть. Сосредоточившись на этом Алатиэль направилась к гардеробу.
Через час внимательно изучения. примерки, ругани на привычку в светлому и тщательного отбора она остановила свой выбор на черных бриджах, темно-зеленой тунике. Что бы скрыть светлые волосы, принцесса выбрала темно-серый шелковый шарф. Черные замшевые ботфорты на мягкой подошве дополнили костюм. Оставалось найти сумку и перчатки. Вот в процессе поиска сумки, Алатиэль и обнаружила на полке как-то запрятанный туда учебный лук, и колчан со стрелами. Проблема поиска оружия полностью отпадала. Благодаря луку, охранник в саду обеспечит принцессу еще и мечом. Сумка нашлась там же, на полке, как и замшевые перчатки.  Алатиэль была довольна результатами сборов, осталось только починить доспехи и она даже будет относительно защищена.

0

10

Посидев, перечитав еще раз книгу, походив по комнате, отремонтировав отодранные Дэймосом застежки на доспехах, приказав принести обед, Алатиэль поняла что сидеть без дела все это время она не может, нужно было еще что-то сделать. Ей хотелось сбежать прямо сейчас, не мил был не сколько дворец, сколько окружение. К ней никого не пускали и ее никуда з комнаты не выпускали. Алатиэль вышла на балкон, До земли было слишком далеко, даже если бы она спрыгнула то наверняка переломала бы себе ноги на радость Дэймосу. Естественно лечить принцессу никто бы не стал, и если бы она дотянула до ночи совмещения, Темный властелин наверняка бы "из сострадания" принес бы ее в жертву своей затее с Эль-Гилет. Что бы этого избежать, нужна была веревка, или что-то вроде нее. Алатиэль оглядела комнату, никакого подобия длинной веревки не было. Пришлось вновь обыскивать шкафы, тумбочки, комоды, но ничего подходящего не нашлось, длиннее занавесок в комнате принцессы не было ничего. Конечно их можно было связать и спуститься, однако было одно "но", свисающую с балкона занавесу было не просто легко заметить, она как яркий флаг указывала бы на то,  что принцесса сбежала из комнаты, да еще и через балкон. Алатиэль задумчиво вглядывалась в темноту за окном, убеждая себя что выход есть, просто не попался еще на глаза. В это время сад за окном заметно оживился высокая темная фигура не спеша устроилась на парапете ее любимого фонтана. Безошибочно Алатиэль узнала Дэймоса. Но ее внимание привлекло не нахождение захватчика в саду, Маленькая серая тень принюхавшись, спокойно подошла к эльфу. Эсте принялась ласкаться к нему, та самая Эсте, котрая никого больше из пришельцев на дух не переносила та самая Эсте, которая гадила как могла любому эльфу не Энийского происхождения. Алатиэль замерла когда Дэймос взял кошку на руки, принцесса боялась, что он причинит этому маленькому пушистому существу боль. Но похоже он с кошкой просто разговаривал, да и сама Эсте вместо того что бы бежать от этого чудовища, с удовольствием устроилась у него на коленях. Странно, эльф сейчас был совсем другим, жесткое выражение лица изменилось, он смотрел на кошку как на милое существо и что-то ей увлеченно рассказывал. Дэймос который обычно общался с ней, и Дэймос который сейчас общался с кошкой, между ними была огромная разница. Затем он, как бы почувствовав взгляд Алатиэль, поднял голову и посмотрел на принцессу. Мгновенно развернувшись, эльфийка отошла от окна. Теперь она злилась на всех, на кошку, которая ластилась к убийце, на Дэймоса, заставившего ее думать о нем что-то хорошее, на то, что веревки не было в комнате. На секунду закрыв глаза, принцесса постаралась успокоится. Когда она открыла глаза, ее взгляд уперся в полог кровати. Алатиэль даже улыбнулась и схватив высокий стул подошла к пологу. Толстый шелковый с золотом шнур обвивал полог ровно три раза. Взгромоздив кое как табуретку на тумбочку, принцесса оказалась как раз на уровне полога, тянуть за шнур пришлось до тех пор, пока с легким треском один его конец не выскочил из места крепления. Энтузиазма у Алатиэль прибавилось, и она довольно быстро сняла весь шнур с полога. Аккуратно вытащив все гвоздики, и завязав концы, что бы не расплетались, она попыталась оценить длину новообретенной веревки. Довольная улыбка отразилась во взгляде эльфийки, пока все шло просто превосходно. Теперь оставалось дождаться ночи, глубокой ночи. Сегодня Алатиэль станет свободной, и к тому же Дэймос никогда больше не увидит Эль-Гилет.

+1

11

По расчетам принцессы прошло достаточно времени, во дворце стало намного тише. Подперев дверь кремслом, она убиделась что открыть ее будет проблематично. Переодевшись Алатиэль посмотрела на себя в зеркало, светлые волосы тщательно спрятаны под шарф, доспехи скрыты плащем. Темная гамма  давала преимущество в темное, а мягкие сапоги позволяли двигаться совершенно бесшумно. Закрепив колчан, Алатиэль взяла веревку и подошла к перилам балкона.  действовать надо было быстро там по саду вышагивал караульный, оставленный Дэймосом. Алатиэль выжидала когда он подойдет ближе, что бы шум падающего тела не был слишком громким. В это время с принцессой произошло разительное изменение, волнения и страха не было, только крепко сжатые губы и спокойная решимость в глазах. Отслеживая каждое движения темного эльфа, Алтиэль думала только о том куда лучше выстрелить, куда выстрелить что бы он не успел издать ни звука, и куда деть тело, что бы оно не бросалось по началу в глаза. Вот охранник подошел слишком близко к балкону, тонко свистнула стрела, и эльф осел там же где и стоял, даже не успев пошевелиться. Расчеты принцессы были верны, стрела пущенная в глаз не дала возможности жертве издать ни звука. Жестокая улыбка появилась на губах Алатиэль, закрепив веревку на балконе, она в последний раз оглянулась на комнату, как бы прощаясь со всем, что ей было так дорого, и давало ощущение тепла и домашнего уюта. Алатиэль жалела только об одном, о том, что не может попрощаться не с Сулмелдис, ни с Мистэлин. Она вздохнула и начала спускаться по веревке, когда-то украшавшей балдахин ее кровати.

>>> Парк

0

12

==>Тронный зал

Дверь бесшумно открылась. Дэймос молча прошел мимо стражника с круглыми глазами - отчитать его за невыполнение служебных обязанностей еще успеется, - вошел в комнату и движением ноги захлопнул дверь.
Отлично, пришли. Следующее, что сделал эльф - это опустил принцессу на кровать. Только он это сделал, как маленькая серая тень запрыгнула на этот же предмет мебели и устроилась рядом с Алатиэлью. Дэймос даже немного улыбнулся - совсем не картина военного времени нарисовывалась. Однако же, улыбка быстро сошла на нет, стоило перевести взгляд на принцессу. Что называется, дожили.
Эльф огляделся, взглядом ища какой-нибудь стул. Найдя оный, переставив его поближе к кровати (сидение на краю навевало все-таки некие воспоминания - приятные и не очень), Правитель Ксентарона сел. Сел, оперевшись локтями о колени и подбородком о "замок" запястий. А вот что делать дальше он просто не знал. На слова Алатиэль не реагировала, на действия тоже. Оставлять ее одну в таком состоянии не хотелось - по ему одному известным и понятным причинам.
К удивлению темного эльфа, кошка, та самая, что недавно запрыгнула на кровать, смотрела на него. То ли это у Дэймоса не все в порядке с головой, то ли это в самом деле так, но во взгляде животного он прочел некое.. обвинение?
- Ну и что ты так на меня смотришь? - не вытерпел эльф. - Вот только твоих мнений обо мне не хватает для полного счастья. Брысь.
Кошка лишь демонстративно отвернулась, перебравшись поближе к хозяйке. Дэймос в ответ хмыкнул и продолжил свое занятие. А именно, продолжил сидеть и ничего не делать.

0

13

==>Тронный зал

Принцесса среагировала только на кошку, которая заметив что хозяйка не обращает на нее внимания принялась тереться об безволно лежащую руку, и мурчать сначала тихо, а потом все громче и громче. Алатиэль медленно перевела взгляд на серенькую лохматость, которая заметив взгляд принялась еще активнее отираться. Мурчание казалось достигло наивысшей точки. Эльфийка медленно подняла руку и провела по мягкой шерсти животного, а потом отдернула руку.
- Прости, - Алатиэль посмотрела на пальцы, перепачканные кровью.- Теперь я даже к тебе не могу прикоснуться.
Она посмотрела на свою одежду перепачканную кровью, и вдруг не сдержалась. еще несколько слез скатились по ее щеке. Ей сейчас хотелось повернуть все время вспять, хотелось что бы все происходящее оказалось лишь дурным сном. Хотелось что бы этот кошмар кончился, что бы она проснулась, пусть и в холодном поту но в мирном родном дворце, без каких-либо признаков ксентаронцев. Бездумно принцесса принялась вытирать руки о покрывало, не особо осознавая, что это мало чем помогает. Остановившись она посмотрела на Дэймоса. Некогда пустой взгляд теперь наполнился болью и какой-то обреченностью.
- Почему ты не убил меня тогда, на лестнице, зачем оставил в живых? - Тихий, чуть ли не  срывающийся на шепот голос принцессы полностью гармонировал с ее общим состоянием.

0

14

Знаете, как бывает... смотришь куда-то в одну точку, а потом понимаешь, что смотришь абсолютно бездумно... и даже не в эту точку, а как будто сквозь нее. Вот и Дэймос точно так же смотрел на кошку принцессы. Смотрел просто так, сквозь нее, абсолютно не замечая ее движений, погруженный в свои мысли. И лишь вопрос Алатиэли вывел его из раздумий.
- Почему ты не убил меня тогда, на лестнице, зачем оставил в живых?
Забавно. Ведь он уже отвечал на этот вопрос сегодня. Еще утром, во время их очередного разговора.
- Почему ты задаешь вопрос, ответ на который уже знаешь? - похоже, темный эльф устал, был вымотан душевно не менее принцессы, ибо его голос звучал не так, как обычно. Не было в нем ни надменности, ни гордости, ни властности - одна лишь усталость. Но тем не менее, голос был ровным, хотя это и стоило Дэймосу немалых усилий. - Я говорил тебе, почему. И говорил не так давно. "От ненависти до любви один шаг", Алатиэль. Так я говорил. Ты ведь не думаешь, что я сказал это просто чтобы позлить тебя? Хотя если и думаешь... Твое право. И причины таких мыслей вполне понятны.
Дэймос на минуту замолчал, собираясь с мыслями.

Я сердце как лед холодил, Мой прерван полет, позади Все то чем я жил и кого Я любил(с)

Большую часть времени в эти две недели, проведенные в Энии, Правитель Ксентарона думал. Думал не о будущем, не об Эль-Гилет и возможностях его использования, хотя без этого тоже не обошлось. Он думал о том, что же такое с ним твориться. Ведь он не просто так почти каждый вечер ходил "навещать" Алатиэль в эту самую комнату. Он ходил сюда, чтобы полюбоваться ею, ее красотой, послушать ее голос, пусть и полный ненависти, злобы и презрения. И каждый раз после таких визитов, уже будучи наедине со своими мыслями, Дэймос не раз корил себя за эту слабость. Что скрывать - принцесса очаровала его, он это прекрасно понимал. Но старался как-то обойти это, старался заглушить зародившееся в душе чувство. Почему? Как вы думаете, как бы отреагировали его подданые, если бы узнали, что он готов пойти на все, лишь бы Алатиэль хоть раз искренне, без издевок, улыбнулась, глядя на него? Ответ очевиден - они бы перестали его уважать. Таковы уж суровые реалии замерзшего Ксентарона. А у Дэймоса был долг перед своим народом, и бросать этот долг ради одной эльфийки.. Нехорошо, мягко говоря. Вот почему темный эльф глушил в себе чувство. Правда, должного эффекта это все равно не возымело.

Правитель Ксентарона опустил взгляд к полу. Он не мог смотреть в эти глаза, полные боли и обреченности. Не мог, потому что эта боль как будто передавалась и ему. Он отчетливо ощущал состояние принцессы, и он совсем не хотел, чтобы так было.
- Мне жаль, Алатиэль. Мне жаль, что так вышло. Прости..

+1

15

- Мне жаль, Алатиэль. Мне жаль, что так вышло. Прости..
Если бы принцесса была не в таком подавленном состоянии она непременно бы удивилась тому что Дэймос сказал. Захватчик просящий прощения, это было мягко выражаясь необычно. Как в принципе и то, что правитель Ксентарона не смел поднять на нее взгляд. Но Алатиэль просто смотрела не опустившего голову эльфа, глазами полными слез.
- Я теперь не имею права не простить тебя. Только скажи мне, почему вы не пришли с миром, почему не попросили отца о помощи? – При воспоминании о короле несколько слезинок скатилось по щекам принцессы. – Ты ведь не знал моего отца, он бы не оставил другого эльфа в беде, тем более целый народ.
Возможно бы тогда и принцесса по другому отнеслась бы к темному эльфу, но сейчас, при сложившихся обстоятельствах они были врагами по неволе.
- Я бы тогда не стала убийцей, - ели слышно, почти неуловимо для уха, как будто мысль, озвученная в последнюю минуту.
Теперь слезы текли из глаз принцессы без остановки, первоначальный шок отступил, и теперь Алатиэль плакала, не стесняясь Дэймоса, не боясь показать свою слабую сторону. Все же она была несколько изнеженной эльфийской принцессой, а не закаленным в бою воином, которого уже не трогает ни вид мертвого врага, ни кровь, обагрившая его руки. Пробираясь на плац, она тренировалась скорее для куража и что бы чувствовать себя увереннее, чем для того что бы потом действительно убивать. Не выдержав, закрыла лицо руками, но запах крови, исходящий от измазанных рук, заставил отдернуть ладони от лица.
- Что мне теперь с этим делать? - Она посмотрела на Дэймоса, не замечая, как полоса крови отпечаталась на щеке.

0

16

- Я теперь не имею права не простить тебя. Только скажи мне, почему вы не пришли с миром, почему не попросили отца о помощи?
Что на это ответить? Что лед покрыл не только его планету, но и заморозил чувства? Что то, что казалось здравым смыслом, на самом деле было лишь амбициями? ЧТО ОТВЕТИТЬ? Нечего... Нечего ответить на этот вопрос... Потому Дэймос промолчал, лишь ниже опустил голову и прикрыл глаза. Боги, как бы он хотел, чтобы Алатиэль не плакала. Как бы он хотел, что бы причиной этих слез был не он. Но от факта не уйдешь - ОНА плакала и причиной как раз является он сам.
- Что мне теперь с этим делать?
Темный эльф почувствовал на себе ее взгляд и сам поднял глаза. Сердце тут же неприятно сжалось в комок.
- С этим нельзя ничего поделать.. Остается только пережить это.
Дэймос оторвал от и без того порванной рубашки лоскут ткани. Пересев на край кровати он неловко попытался стереть кровавый след на щеке эльфийки. Благо, ее же слезы прекрасно подходили в качестве смывателя. Когда кровь благополучно исчезла, ксентаронец принялся просто вытирать слезы.
- Не плачь.. Если бы не ты его - он бы тебя.. Думаешь, это было бы лучше? Отнюдь. Как по мне, так уж лучше Таргон, чем ты.. Он прожил хорошую, достойную жизнь, это не останется незамеченным, его семью не бросят на произвол судьбы. А ты? Алатиэль, ты еще так юна, но уже повидала достаточно горя.. И мне искренне жаль, что причиной этого горя являюсь я. Не плачь, прошу тебя... Мое сердце разрывается на части при виде твоих слез. Прошу, нет, умоляю, не плачь, Алатиэль...

0

17

- Таргон не единственный, - Голос принцессы был глух, а слезы все еще текли по щекам, - Еще один охранник в саду.
Эльфийка встала с кровати и направилась к балкону, стоило ей сделать шаг за порог комнаты, как порыв ветра взметнул ее волосы, шарф болтавшийся на шее сорвался и улетел куда-то. Ночное небо стало еще темнее, и вдруг мрак пронзила молния, яркая, режущая по глазам. И тут же раскат грома, где-то совсем рядом, оглушающий и внушающий трепет. Эсте, сидевшая на кровати, буквально взвилась в воздухе, от неожиданного звука. Оттолкнувшись всеми четырьмя лапами от кровати, она запрыгнула Деймосу на колени, а оттуда стелой шмыгнула под кровать. А на балконе Алатиэль стояла оперившись руками о перила, и склонив голову. Крупные капли дождя сначала редко, а оптом все чаще и чаще падали на нее. Принцесса не обращала внимания на начавшийся ливень. Вода промочила всю одежду и затекла под доспехи, сама того не замечая, эльфийка принялась расстегивать ремни, и вскоре на ней осталась только простая одежда, все остальное грудой валялось у ног. Эсте выбравшись из под кровати, стояла у выхода на балкон и мяуканьем пыталась уговорить  эльфийку вернуться. Но Алатиэль была глуха сейчас даже к собственной кошке. Возможно завтра она и осознает слова Дэймоса, удивится происходящему, но не сейчас, сейчас шел дождь, холодный, проливной, так соответствующий состоянию принцессы. Привычный мир рухнул для нее окончательно, абсолютно все изменилось, и прав был темный эльф, когда сказал что никто не придет ей на помощь. Так и случилось, никто не пришел, она попыталась сама исправить ситуацию, но потерпела жестокое фиаско. Теперь у нее не было ни одной мысли о том, что будет в будущем.
  Природа разбушевалась не на шутку, молнии сверкали все чаще, и казалось что они приближались именно к балкону, на котором стояла принцесса. Где-то совсем рядом с характерным сухим щелчком молния ударила в дерево, Алатиэль лишь поежилась, но с балкона не ушла.

0

18

Гроза... Дэймос уже и забыл, когда видел грозу в последний раз. Тем более - грозу такого размаха. Хотя нет, ерунду, видел не так давно - в ночь после похорон прежнего короля Энии. И вот теперь снова гроза. Как будто самой природе не нравится то, что происходит, как будто она через грозу выражает свое недовольство и свой гнев. Темный эльф невольно поежился то ли от таких мыслей, то ли от внезапно наступившей прохлады.
Он не стал выходить на балкон следом за принцессой. Мокнуть ему совсем не хотелось, да и вообще.. итак было понятно, что Алатиэли надо побыть одной. Своим присутсвием Дэймос ей только мешал. Да, сейчас она более естественна, чем когда либо при прежних встречах, но все же. Бросив на стоявшую под проливным дождем эльфийку последний взгляд, Правитель Ксентарона направился к двери. Оглядываться он не стал. Сейчас нужно было занять себя какими-нибудь другими делами. Например выяснить, каким образом Алатиэли удалось сбежать. Она сказала, охранник в саду? Тогда понятно. Ушла через балкон. Но даже это не спасет часового у двери от нагоняя, который сейчас будет.
Придав своему лицу обыкновенное выражение горделивости и властности, опять надев эту уже так надоевшую маску, Дэймос вышел в коридор. Солдат Ксентарона тут же вытянулся в струнку. Вдоволь наглядевшись на подобострастное выражение лица воина, Темный Властелин заговорил. Говорил он спокойно, без каких-либо интонаций, кроме разочарования. И с каждым словом солдат, которому предназначалась эта речь, бледнел все больше, даже сквозь загар это было видно. Как только Дэймос закончил говорить, ксентаронец клятвенно попбещал, что принцесса больше ни под каким предлогом не выйдет из комнаты. А если и выйдет, то только через его труп.
Правитель только усмехнулся. Учитывая, какое впечатление на Алатиэль произвело три убийства (именно три, два солдата сегодня и еще один, когда армия темных эльфов только-только прибыла в Энию), новые трупы навряд появятся. Поразмыслив еще с полминуты, Дэймос популярно объяснил стражнику, что на такие жертвы идти не придется, ибо с нынешнего момента, принцесса вольна гулять по территории дворца куда ей вздумается. Солдат выпучил глаза от удивления, на что Правитель Ксентарона рассмеялся. Искренний открытый смех дался Дэймосу нелегко, но таковой был необходим. Отсмеявшись, эльф снисходительно объяснил соотечественнику причины такого разрешения. А причины были банальны - до Ночи Совмещения оставалось совсем немного, а значит и жить принцессе оставалось ровно столько же. Вот и пусть надышится воздухом перед смертью. Вникнув в суть, стражник прямо просиял - так вот оно что!
Хлопнув солдата по плечу, попросив его особо не распространяться на счет того, что он только сказал, Дэймос отправился назад в тронный зал. Скай.. Он наверняка был зол. А это было чревато последствиями. Да и Таргон..
На полминуты заглянув в свои покои, чтобы сменить рубашку - не разгуливать же по собственному дворцу в рваной - Правитель Ксентарона пошел успокаивать своего домашнего зверя.

==>Тронный зал

0

19

Холодно и мокро, это единственно что сейчас чувствовала Алатиэль, Истошно мяукающая Эсте, оставалась на заднем плане сознания принцессы, которая даже не заметила как ушел Дэймос. Раскаты грома и шум дождя казалось действовали успокаивающе на эльфийку,но это только на первый взгляд.  Состояние эмоционального ступора отразилось на всем организме, полностью промокшая одежда казалось сковала принцессу по рукам и ногам, или же потрясение было настолько сильным, что она была не в состоянии двинуться, только огромная усталость и опустошенность тяжким грузом давили на плечи. Алатиэль сделала несколько неуверенных шагов в направлении своей комнаты, но затем передумала и вернулась к краю балкона. Яркая вспышка молнии высветила белым пятном шал, некогда улетевшую от порыва ветра, да так и оставшуюся висеть на любимой черешне отца. При воспоминании о том, что произошло той же ночью, из глаз Алатиэль вновь потекли слезы, мгновенно смешиваясь с дождем, и буквально ручьями стекали по ее щекам. Из-за долгого пребывания под холодным дождем и пронизывающим ветром, у эльфийки начало побаливать горло, Но и на это она не обратила внимания. Да еще и эта затянувшаяся ночь, явно не добавляла ни уверенности ни оптимизма. Опустившись на небольшую лавочку, Алатиэль оперлась плечом о край балкона, холод камня холодил висок. Хотелось сидеть так вечно, и в холод и в зной под снегом и дождем. Ей хотелось застыть и не чувствовать больше ничего и никогда. Усталость заставила закрыть глаза, а ослабший организм  ответил на это резким повышением температуры и вялостью. Сначала принцесса прикрыла глаза, а затем и заснула, прямо под дождем. Холодно уже ей не было, жар овладел телом эльфийки, дыхания стало тяжелее, а на щеках появился лихорадочный румянец. В таком состоянии и на той же лавочке ее и нашел утром стражник, принесший завтрак. Не долго думая он отправился на поиски Дэймоса, даже не удосужившись укрыть Алатиэль пледом или перенести на кровать.

0

20

==>Тронный зал

Похоже, судьба расположила свои дела так, что Дэймосу снова и снова приходится приходить сюда, в эту комнату. Ну что же.. Раз расположила, значит так тому и быть.
Открыв дверь, темный эльф сразу же направился к балкону. Именно там, по словам стражника, он обнаружил принцессу. И не соврал - Алатиэль действительно была на балконе. Сидела на скамейке, прислонившись к парапету. И вид у нее был... мягко говоря, хуже обычного. Из всего увиденного Дэймос сделал один неутишительный вывод - проведя всю ночь здесь, на этой скамейке под проливным дождем, принцесса как минимум подхватила простуду. Как максимум - воспаление легких. Проклятье... Дернул же демон оставить ее тут...
Подойдя совсем уж близко, опустившись рядом на корточки, вглядевшись в лицо эльфийки получше, Правитель Ксентарона, чуть помедлив, протянул руку, приложив оную к щекам девушки. Те горели. Причем, почти в прямом смысле этого слова.
В очередной раз прокляв все на свете, Дэймос медленно, постаравшись не разбудить, поднял Алатиэль на руки. Снова. Перенеся эльфийку на кровать, он обратился к своему солдату:
- Что стоишь, олух? Бегом за лекарем!
Ксентаронец тут же убежал. Дэймос же вновь сел на стул, на котором сидел накануне вечером. Чуть помедлив он перебрался на край кровати и позвал эльфийку.
- Алатиэль.
Но принцесса не откликалась. Она вообще никак не реагировала на происходящее. Еще раз отругав себя на чем мир стоит, темный эльф принялся творить заклятье. Конечно, можно было бы привести девушку в чувство и более прозаичным способом, стоит лишь вспомнить опыт двухнедельной давности, но этого Дэймос делать не хотел. Ей итак плохо, так что самым надежным способом вывести эльфийку из своеобразного небытия виделась именно магия. Вернуть из астрального мира в реальный, а там уже можно и лечить как полагается.
Полсекунды, рука опустилась на лоб принцессы. Прикрыть глаза, сосредоточиться... и позвать.
"Алатиэль"
В разуме всплывала картина.. Бесконечное пространство, никаких точек опоры, но ноги все же идут по какой-то поверхности... Фигура впереди..
"Алатиэль"
Легкий поворот головы. Боги, сколько в нем изящества, даже не смотря на то, что это - лишь астральный мир.
"Алатиэль, нам пора идти. Идем".
Протянутая рука. И вот странность, никакого сопротивления. Едва руки соприкоснулись, Дэймос потянулся сознанием ко дворцу, в комнату. И дотянулся. И вышел из астального мира, выведя с собою и принцессу. Жаль, что жара это не сняло...
Пока все это происходило, пришел войсковой лекарь армии Ксентарона.
  - Господин?
Темный Властелин поднял голову.
- Мне нужны все запасы трав, какие ты смог найти здесь. Принеси их немедля. И горячей воды прихвати. Возьми вон его, чтобы помог, - эльф кивнул на стражника, что тут же последовал за лекарем.
А Дэймос взял принцессу за руку, совершенно не думая о возможных последствиях, и обратился к ней.
- Алатиэль. Как ты себя чувствуешь?

+3

21

Тишина, темнота, это как-то немного давило, но не особо сильно, сумрак, и тени деревьев. Ветер приносил то леденящее дыхание заснеженных вершин, озноб от которого пробирал до костей, то жар пустыни в полдень. Хотелось снять с себя все и окунуться в прохладные воды чистого лесного озера. Там, ради сумрачных фигур вдруг сверкнул блик, точно такой, какие отражаются от воды как только ее касается свет луны. Алатиэль выдохнула и несмотря на жар опутывающий ее тело, с губ сорвалось легкое облачно пара, как правило такие бывают только на морозе, вот и в этот раз кончики пальцев начали покалывать невидимые иглы холода. Не задумываясь принцесса двинулась в бликам, ей казалась что именно там ей станет легче. Что там она обретет покой, так необходимый эльфийке в последнее время.
"Алатиэль"
Имя, ей знакомо это имя, она на секунду замерла, но потом сделала еще несколько шагов по направлению к лесу. Но что-то не так было с этим именем, оно было ей близко, от него веяло чем-то родным, теплым, добрым, но голос был каким-то  чужим. Алатиэль вновь направилась к теням леса, но чем больше она делала шагов к нему, тем больше он удалялся, и лишь изредка блик пробивал занавес серой мглы. Эльфийка шла  все быстрее и быстрее, она должна была оказаться там обязательно.
"Алатиэль"
На этот раз она совсем остановилась, голос звучал мягко, но все-равно интонации были чужими, она обернулась, там, не так далеко от нее невидимый ветер колебал сотканную из тумана фигуру лишь слегка размывая контур. Однако это не мешало вполне ясно разглядеть сумрачные доспехи, длинные волосы развевающиеся вопреки направлению ветра, но черты лица были плохо видны. Алатиэль немного нахмурилась пытаясь рассмотреть позвавшего ее.
"Алатиэль, нам пора идти. Идем".
Голос эльфа, это принцесса определила почти сразу, и это немного успокоило ее, фигура протянула руку, и эльфийка почему-то без колебаний подала свою, и тут же мир вокруг смазался, движение было почти неощутимым, но стремительным. Лес удалялся настолько быстро что из сумрачного облака превратился просто в темно серую точку, вспышка и вот уже совсем иной свет слепит ее глаза.
- Алатиэль. Как ты себя чувствуешь?
Голос, опять тот же самый что звал ее там, у леса. Яркий слепящий свет оказался всего лишь полумраком царящим в каком-то помещении. Жар мучил тело принцессы, затуманивая разум и мешая видеть окружающий мир . Казалось что стая светлячков суматошно мельтешила прямо у Алатиэль перед глазами. Что-то прохладное держало ее руку, прохлада была приятной, и даже немного успокаивала. Эльфийка попыталась рассмотреть того, кто держал ее за руку, но увидела лишь черные волосы и силуэт, света падающего на лицо не было, темнота в комнате была слишком сильной для ослабленного жаром зрения принцессы. Она пыталась пошевелиться, но сил не было даже на то, что бы поднять руку, она лишь слегка сжала пальцы державшего ее эльфа. жар сушил горло эльфийки похлеще горячего солнца, безумно хотелось пить, но не хватало сил даже это произнести. Алатиэль попыталась сказать что желает воды, однако с губ сорвался лишь тихий хрип. Голос так же был не подвластен ей, как и собственное тело. Хотелось плакать от бессилия, но слез не было. Эльфийка лишь хрипло вздохнула и закрыла глаза. Жар судя по всему поднимался потому как боль нарастала в каждой мышце, хотелось метаться по всей кровати что бы хоть как-то ее облегчить. Но единственно что могла сделать в этой ситуации Алатиэль это прикусить губу и стараться не стонать, лишь дыхание с шумом и хрипами вырывалось из воспаленного горла принцессы.

+1

22

Ответом на вопрос Дэймосу послужили лишь чуть сжавшая его ладонь рука и еле слышный хрип. Плохо дело, совсем плохо.
Вернулся лекарь, неся с собою множество разнообразных мешочков - не иначе обчистил дом королевского врачевателя. Следом вошел солдат, в каждой руке держа по довольно большому котелку, от которых так и валил пар. Кипяток. Замечательно.
Дэймос велел поставить котелки на пол.
- А теперь бегом обратно на кухню. Прихвати кружку и столько банок, сколько сможешь унести. Живо! А ты, - обратился эльф уже к лекарю, - разложи свои мешки на столе. И открой окно, здесь душно.
Когда все было выполнено, Дэймос собственноручно принялся перебирать травы. Названия из памяти всплывали крайне неохотно, а лекарь ничем помочь не мог - он был молод, родился уже после оледенения Ксентарона, его учили спасать солдат от морозов и ран, а не от жара. Но и от него можно извлечь пользу в данной ситуации, в одиночку готовить отвары Дэймос не собирался. Во всяком случае, измельчать травы.
Надо отдать ему должное, Темный Властелин довольно скоро вспомнил, что как называется и выглядит. Отложив несколько пучков засохших растений, темный эльф велел лекарю их измельчить, а сам тем временем принялся разбирать другие травы. Боги, почему все так сложно?
Когда пришел стражник, принеся с собою банки (и как умудрился не разбить ни одной из них?), Дэймос и его приурочил в делу.
Минут через пятнадцать все было готово. В трех банках , на самом их дне лежали смеси высушенный трав, и сейчас лекарь заливал их чуть остывшим кипятком. Теперь это все нужно закрыть и настоять часа полтора, прежде чем можно будет употреблять. А до тех пор...
Правитель Ксентарона взял кружку и зачерпнул из котелка остатки воды, поскорее поставив его на стол, ибо жжется, заррррраза! Как бы его охладить... Тьфу, дурень. Столько времени прожил среди снегов, неужели не научился его создавать? А ведь научился.
Повеяло холодом, Дэймос отвел руку чуть в сторону. На его ладони медленно скапливались снежинки, образовывая небольшой "сугроб". Секунда - и этот сугроб упал в кружку с горячей водой, моментально в ней растворившись. Но надо сказать, что вода все же стала прохладнее. Во всяком случае, сама кружка уже не жгла руку.
- Свободны, оба. Ты, - темный эльф кивнул солдату, - сходи за.. Как же ее там звали.. А-ха, Сулмелдис. За ней еще Ингор вечно приглядывал. Найди ее и приведи сюда. Живо.
И солдат ушел выполнять приказ. А сам Правитель Ксентарона вновь присел на край кровати и, приподняв принцессе голову, поднес кружку к ее губам.
- Выпей. Быть может, станет чуть легче. Пока больше ничем помочь не могу...
Через некоторое время дверь комнаты снова открылась. Перед глазами Дэймоса предстала совсем юная еще эльфийка, судя по виду, тоже не вполне здоровая. "Ну да, Ингор же говорил, что она болела. Тем лучше. Будут лечиться напару"
- Ты - Сулмелдис? - вопросил темный эльф тоном, ясно говоряшим, что лучше бы отвечать сразу. Впрочем, не дождавшись ответа он тут же продолжил. - Твоя принцесса больна. Да и ты, как я вижу, тоже. Вон там, - он кивнул в сторону стола, на коем стояли закрытые банки, - настаиваются травы. Через час-полтора их можно будет пить. Дашь выпить по стакану из каждой банки Алатиэли, и сама тоже прими. Я слышал, что вы с ней подруги, вот и поможешь ей. И без шуток. Рассчитываю на тебя.
Дэймос поднялся с кровати, вручил уже пустую кружку юной эльфийке, и с самым непроницаемым выражение лица пошел прочь. Все, что мог, он уже сделал.

==>Покои Дэймоса

+1

23

- Вставай, милашка! - резкий рывок за плечи - и ты уже на ногах, едкий смех - и ты уже больше не спишь, пошлый взгляд - и ты все вспоминаешь.
Стражник нашел Сулмелдис крепко спящей среди кучи подушек, одеял и шелковых платков. Девушка миловидно сопела чуть простуженным носом, уткнувшись в пару надушенных мятой (видно, кто-то все же позаботился о больной), подушек, свободно раскинувшись молодым телом по всей поверхности кровати. Одна рука беззаботно и свободно свисала с ложа, и указательный пальчик чуть касался прохладного от сквозняка пола, другая рука покоилась рядом с головой, небрежно запутавшись в длинных распущенных волосах.
Однако милая и беззаботная картина не остановила холодного служителя темного властелина, и девушка была бесцеремонно разбужена самым гадким образом.
Сулмелдис возмущенно-жалостлива что-то было потянула про то, что она хочет спать и зачем ее вообще разбудили, но эльфийке не дали договорить.
Путанная череда лестниц, коридоров... Сулмелдис даже не старалась следить за дорогой. Она за пару недель потеряла всякий интерес к побегу или спасению.
Но последней трезвой каплей этого утра стала картина, представшая перед эльфийкой в той комнате, куда ее так же бесцеремонно втолкнул стражник.
Какой-то темный дядька-эльф, но красивый, кстати, полуживая и смертельно бледная принцесса в кровати.
По интонации незнакомца Сул сразу уяснила, что разговаривать с ним она не хочет и не собирается. Пусть сам со своей гордыней и разговаривает. Она удосужила эльфа коротким кивком, и после того, как он покинул покои, кинулась к принцессе.
- Ваше Величество!!! Что с вами сделали эти мерзкие существа!
Девушка с паническим интересом ощупывала девушку, словно пытаясь убедиться, что ее подруга живая и настоящая. Но Алатиэль оказалась не только живой, но и мокрой...
Сулмелдис быстро принялась раздевать свою, уже, королеву.

+1

24

В мутнеющем сознании принцессы мелькали картины недавних событий, то ковер пропитанный кровью, то бьющийся в решетку дракон. Ее начал бить озноб и даже то, что Сулмелдис переодела принцессу, не облегчил состояния. Холод окутал ноги составляя разительный контраст жару умчавшему ее голову. Судорга резко сократила мышцу на ноге,  Алатиэль попыталась встать, размять пальцы как учил когда-тор отец, но сил хватило только на очередной хрип. От боли эльфийка сжала в руке первое что попалось под руку, простыня жалобно треснула. Рядом суетилась Сулмелдис, Алатиэль пыталась что-то ей сказать, успокоить, но сил почему-то становилось все меньше и меньше. Дыхание участилось судорога прошла,  тонкие пальцы отпустили истерзанную простыню.  К этому моменту холод уже подобрался к груди, теперь принцесса мелко дрожала, дыхание со свистом вырывалось из полуоткрытых губ. Сквозь вереницу неясных образов и полуразмытых картинок, Алатиэль вдруг ясно увидела отца. Король был одет в те же одежды, в которых она видел его в последний раз, он тепло улыбался, но не делал ни шагу навстречу.
Значит пора, что ж, наверно так лучше
Дыхание принцессы вдруг стало тише, замедлился ритм, оно уже не было таким глубоким и частым, удары сердца становились все реже и реже. Боль начала проходить уступая место холоду, который через какое-то время стал привычным, уже не колол кончики пальцев и не вызывал озноб. Жар оставил измученный организм, принцесса уже почти перестала дышать, да и сердце билось ели слышно. еще удар и еще один, вот и все.
Сумрачный ветер шевелил волосы, она еще была в пограничном мире, там где пока еще нет смерти, но уже нет и жизни. Принцесса сделала шаг навстречу отцу.

0

25

Сулмелдис, особо не церемонясь, судорожно принялась раздевать принцессу. Мокрое платье никак не хотело сползать с кожи, поэтому, надеясь, что за эту своевольность потом не настучат по голове, девушка разорвала ткань в некоторых узких местах, после чего освободила эльфийку от неприятного облачения. Сул прикрыла принцессу одеялом, чтобы та не простудилась еще сильнее, ведь тело еще было горячо, и уже хотела отправиться за рубашкой для своей владычицы, как легкая и непонятная судорога на теле принцессы привлекла ее внимание. Алатиэль была вся своя не своя: слишком редкое дыхание, почти обездвиженное тело, немой вопрос на пересохших губах... Эльфийка выронила стакан с отваром, что минуту назад хотела дать выпить принцессе, и стремительно рванула к двери.
- Эй, вы там, немедленно открывайте и ведите меня к своему господину! - Мимолетный взгляд на больную эльфийку...
- Нет! Зовите своего господина сюда! Срочно! Алатиэль умирает!!! - Шутить не было резона. Стражники не дураки, сами все видели, поэтому один из темных эльфов тут же скрылся в беззвучном шаге за углом. А Сулмелдис вернулась к ложу своей госпожи. Эльфийка осторожно присела рядом, взяла ее уже холодную ладонь в свои руки, поцеловала и склонилась к ее груди, чтобы посчитать удары ее сердца...

Отредактировано Сулмелдис (20-07-09 20:52:18)

0

26

==>Покои Дэймоса

"Проклятье, проклятье, проклятье..."
Только это и думал Дэймос, со всех ног спеша в покои Алатиэль. Резким толчком распахнув двери, он разве что не влетел в комнату. Не долго думая, темный эльф направился прямиком к кровати, и сел на ее край, не особо беспокоясь, что потеснил другую находящуюся здесь эльфийку. Коснувшись щек Алатиэли, ясно ощутив их холодность, прислушавшись к дыханию и сердцебиению принцессы, Правитель Ксентарона принялся искать в памяти какое-нибудь подходящее в ситуации заклятье. И нашел. Правда, оно требовало многих сил: вернуть эльфа (в данном случае эльфийку) из астрального мира и вернуть ее же с порогов смерти - разные вещи. Но Дэймосу было все равно. Он не хотел, чтобы Алатиэль умерла.
- Все - вон. Закройте дверь. Ты, - эльф кивнул Сулмелдис, - придешь завтра, когда тебя позовут. Сейчас - выпей настоя и уходи. Мне никто, слышите, никто не должен мешать.
Наконец, все ушли. Взять эльфийку за руку. Сосредоточиться. И начать творить магию.

Яркий, настолько яркий свет ударил в глаза Темного Властелина, что он невольно отгородился от него рукой. Казалось, этот свет был всюду и нигде одновременно, его чувствуешь, но не знаешь, где источник его, ибо теней фигура в черном одеянии не отбрасывала. Немного привыкнув к столь ослепительной яркости Дэймос решился сделать шаг. И этот шаг дался нелегко, как будто все окружавшее темного эльфа пространство противилось этому шагу. Преодолев внезапно возникшую острую боль в висках, Правитель Ксентарона сделал еще шаг. Боль усилилась, и еще больше усиливалась с каждым шагом, но Дэймос упрямо шел вперед. Он должен был дойти до двух размытых фигур вооон там, должен был остановить одну из них, просто обязан...
С каждый шагом все ближе, все четче очертания.. Во всяком случае, белокурые волосы принцессы он различил, а это уже хорошо. "Алатиэль", - позвал он эльфийку, но та как не слышала. Видимо, она была слишком увлечена созерцанием того, кто стоял перед ней. Еще несколько шагов, и темный эльф тоже сумел разглядеть вторую фигуру. Энийский король. Стоит и улыбается. И Алатиэль внимает его улыбке, и делает шаг ему навстречу. "Нет, Алатиэль, стой!"
Девушка обернулась. Совсем как не так давно, с тем же изяществом... Но на этот раз с немым вопросом в глазах, мол, почему? И словно в ответ на ее вопрос, король молвил "Не слушай его. Пойдем со мной". Дэймосу ничего не оставалось, как перейти на бег, чтобы вовремя встать между Алатиэлью и ее отцом. "Ты с ним не пойдешь. Потому что если ты сделаешь это, то ты погибнешь, а я этого не допущу". Но проклятый эниец не желал так просто отпускать свою дочь. Что ж, видимо, придется повторить сцену в холле его дворца. Другого выхода из сложившеся ситуации Правитель Ксентарона не видел, и потому в одно мгновение вынул меч из ножен. Неизвестно откуда, но меч появился и в руках короля. "Я не отдам ее тебе" - "Не отдашь мне мою дочь? Она в праве сама решать, идти или нет" - "Мне все равно, я не позволю тебе забрать ее в мир мертвых"
Завязался бой. И не смотря на все свое военное искусство, не смотря на свою силу, Дэймос не мог закончить дело одним взмахом меча. Боль в висках усиливалась с каждым движением, мешая сконцентрироваться. Король Энии же, напротив, словно становился сильнее с каждой секундой. И он явно одолевал.. "Нет.. Ты не заберешь ее из мира живых!" - еще один рывок уже из последних сил, и меч вонзается мертвому в горло. Тяжело выдохнув, Темный Властелин взял под руку принцессу и снова потянулся сознанием к ее комнате.

В реальности же..
Около минуты Дэймос сидел неподвижно, закрыв глаза. Вдруг он поморщился, словно от боли и чуть крепче сжал руку принцессы в своей ладони. Еще минут через пятнадцать темный эльф отпустил Алатиэль и облегченно вздохнул. С трудом разлепив глаза, он первым делом оценил внешний вид эльфийки: бледность медленно, но уходила, уступая место  румянцу. Прислушавшись, Правитель Ксентарона уловил теперь уже размеренное дыхание. Принцесса сейчас просто спала безмятежным сном. Значит, все хорошо. Вот только сам Дэймос выглядел не самым лучшим образом. Лицо его осунулось, глаза выражали наисильнейшую усталость.. Да и двигаться он стал куда медленнее. Едва заметно улыбнувшись, эльф поднялся и хотел было идти в свою комнату, но.. лишь снова сел, на этот раз прямо на пол. Облокотившись спиной на кровать, Дэймос запрокинул голову. Усталость последних суток, а в особенности последний минут навалилась на него со всей силой. Закрыв глаза он просто отключился, погрузившись в сон.

+1

27

Нет, Алатиэль, стой!
Принцесса обернулась
Дэймос? Что ему теперь надо?
Не слушай его. Пойдем со мной
Отец, его голос, такой родной, такой добрый, как же она по нему скучала, Алатиэль сделала еще шаг навстречу отцу, спокойствие окутало принцессу мягким покрывалом.
Ты с ним не пойдешь. Потому что если ты сделаешь это, то ты погибнешь, а я этого не допущу Ксентаронец возник на ее пути, может быть принцессе показалось, но у него в глазах был страх, не переде сумрачной гранью, не перед собственной смертью, страх за нее, за Алатиэль. Она остановилась удивленно приподняв бровь. Так не боятся за нарушение планов, так боятся за близкого человека, такой же страх она видела  в глазах отца тогда, во время вторжения.
Как будто проследив ход ее мыслей Дэймос обнажил меч и ринулся на ее отца, движения ксентаронца были тяжелы, и можно даже сказать что временами неуклюжи, создавалось такое ощущение что каждое движение причиняет ему боль.
Живые не должны быть здесь, им не место на границе миров.
Нет.. Ты не заберешь ее из мира живых!Столько напряжения в голосе, и столько решительности.
Удар и призрак отца рассеялся сизым туманом, она лишь успела вскрикнуть и хотела потянуться к отцу, но Дэймос схватил ее за руку и вновь вокруг все изменилось, вновь уже теперь знакомое ощущение быстрого перемещения, вспышка и темнота.

Пробуждение встретило принцессу легкой слабостью во всем теле и темнотой в комнате.лишь где-то в углу догорала свеча, слегка освещая комнату. Алатиэль села на кровати и только тогда заметила спящего Деймоса. Что-то в правителе Ксентарона было не так. Эльф был смертельно бледен, да и то что он спал прямо на полу говорило о том,что он еще и устал. основательно. Алатиэль повинуясь минутному желанию коснулась пальцами темных волос эльфа, ее рука поправляя прядь волос скользнула по его щеке. Ксентаронец помимо того что был бледен, еще и замерз, кажется, опять поддавшись непонятному порыву, эльфийка стянула одеяло с кровати и укутала Дэймоса, как смогла, затем подошла к камину и принялась разжигать огонь.  Вернувшись на кровать она попыталась вспомнить что же произошло, и почему темный эльф спит у ее кровати. В памяти неохотно всплывали какие-то бессвязные моменты, дождь, Сулмелдис, солдаты. Она посмотрела еще раз на Дэймоса и внезапно все вспомнила, как она шла к отцу, как Дэймос опять его убил, теперь уже там, на гране миров.  слезы брызнули из глаз принцессы, он опять заставил ее это пережить, опять повторил преступление, за которое она его возненавидела, опять.
Да что я ему сделала!
Не отдавая себе отчета в то, что она делает, Алатиэль схватила с кровати подушку и обрушила весь гнев на спящего эльфа.

+1

28

Ясное голубое безоблачное уже небо. Яркая и красивая в своей простоте радуга. Просторный зеленый луг. Крупные капли уже прошедшего дождя на каждой травинке. И невероятная свежесть в воздухе. Было приятно вдыхать этот воздух, чувствовать как он наполняет грудь легким холодком... Вся окружающая обстановка так и говорила - ты дома. И Дэймос верил этому. Он верил, что он дома, не задумываясь ни о чем. Он - дома. Никаких снеговых туч, никаких бесконечных метелей, никаких снежных барханов, никаких морозов. Весна. Дом. Что еще нужно?

Как жаль, что это был всего лишь сон. Темный эльф понял это, едва его головы коснулось нечто и мягкое и жесткое одновременно. Мягкое - потому что от удара Дэймос даже не пошевелился, не упал, не откинулся назад. Жесткое - потому что удар все же был ощутимым. Залитый весенним солнцем луг исчез. На смену ему пришла уже знакомая обстановка принцессиной комнаты.
Правитель Ксентарона мотнул головой, пытаясь отогнать остатки сна. Это получилось, правда, во многом благодаря Алатиэли, что ударила его подушкой, во второй уже раз. Не успев осознать, почему на нем какое-то то ли покрывало, то ли еще что, Темный Властелин попытался и вскочить, и стянуть с себя это не поддающееся пока определению полотно. Получилось плохо. Во всяком случае, пока эльф пытался избавиться от назойливого куска ткани, принцесса в очередной раз ударила его подушкой.
Наконец, оказавшаяся одеялом вещь упала на пол, сам Дэймос поднялся на ноги, и собрался было уже выяснить, в чем же собственно дело, как был снова атакован. Треклятая подушка... Выбрав момент, эльф вырвал сей предмет из рук принцессы, и тут же обнял ее, попытавшись таким образом смирить ее гнев. Раз или два ударив Темного Властелина в грудь, чему тот совсем не сопротивлялся, эльфийка занесла было руку для нового удара, но... кулак лишь слегка коснулся черной рубашки. Видимо растратив свой запас сил, Алатиэль уткнулась только что избиваемому в плечо. Дэймосу кажется, или она в самом деле плачет? Нет... Только не снова... Не зная что еще сделать, темный эльф лишь крепче обнял девушку, попытавшись таким образом успокоить ее, передать ей хоть часть того теплого чувства, которое он таил к ней в глубине своей души, и которое, наконец, могло найти выход.
- Не плачь.. Не надо... Я понимаю, ты винишь меня в том, что я снова отнял у тебя отца. Но это не так. Я лишь не дал ему забрать тебя туда, где ни один из живых не хочет оказаться. Я не развеял его дух навсегда, но прогнал его.. на время. Ты всегда сможешь найти его в своем сердце, в своих воспоминаниях. Не плачь, Алатиэль... Прошу тебя..
Подняв правую руку, Темный Властелин позволил себе поправить прядь белокурых волос принцессы. Он искал взгляда ее серо-зеленых глаз, хотел чтобы она посмотрела на него и поняла - он не врет, не обманывает ее, он говорит правду.
- Не плачь.. Не надо..

0

29

Почему?
Удар подушкой
Почему я?
Еще один
Что я ему сделала?
Алатиэль нанесла еще один удар, а затем подушку вырвали из рук и она оказалась прижатой к сильному, и теплому телу эльфа. уже из последних сил она нанесла несколько ударов в плече но ослабленный температурой организм исчерпал все силы. Слезы брызнули из глаз принцессы и она расплакалась уткнувшись в мягкую ткань черной рубашки. Мысли эльфийки путались, она устала от борьбы устала от горя, устала от одиночества, она устала от болезни и уже почти сдалась. Сейчас ей как никогда нужна была поддержка, понимание, забота. вместо этого она стоит в объятиях убийцы своего отца, и захватчика ее королевства.
Ты всегда сможешь найти его в своем сердце, в своих воспоминаниях.
Да отец, Алатиэль вдруг вспомнила все, что произошло. Почему Дэймос был так испуганн. Ведь он не пустил ее к отцу, не пустил туда, за грань.
- Не плачь.. Не надо..
Алатиэль попыталась вытереть льющиеся слезы рукой, но это почти не помогло. Она подняла голову и посмотрела в темные глаза Дэймоса.
- Я скучаю по нему, мне его сильно не хватает, - Голос эльфийки был тихим и хриплым, принцесса совсем по детски шмыгнула носом.
- Прости. - Дэймос отвел глаза, но эльфийка успела заметить в них настоящее сожаление, подобные эмоции она и сама испытывала, когда осознала что сделала. - Если бы я мог, я бы вернул его.
Столько сожаления в голосе, каким-то шестым чувством Алатиэль чувствовала что он говорит правду.
- Я верю тебе - Хрипловатый шепот, почти неслышный, принцесса сама не до конца понимала почему, но она ему поверила.

0

30

Боги, знали бы вы, какого это - видеть, что любимый человек (пардон, в данном случае - эльф.. вернее, эльфийка) плачет. От отчаяния, от горя. И еще хуже - знать, что в этом виноват никто иной, как ты сам.
- Я скучаю по нему, мне его сильно не хватает.
Алатиэль смотрела прямо ему в глаза, и Дэймос чувствовал, что готов на все, лишь бы не видеть в ее глазах слез. Но так же знал, что не может этого сделать. Чувство вины захлестнуло его с головой, и темный эльф отвел взгляд. Казалось бы давно уже спящая беспробудным сном совесть просто не позволяла ему смотреть в глаза принцессе.
- Прости. Если бы я мог, я бы вернул его.
Великий Демиург, почему все именно так? Почему не иначе? Почему именно она должна была быть наследницей королевства, которое он выбрал в качестве нового места жительства для своего народа? Почему они стали врагами?
- Я верю тебе.
Этот хриплый шепот вывел Дэймоса из раздумий. Она - верит ему. Просто верит, хотя имеет все основания этого не делать. Темный Властелин чуть печально улыбнулся и вновь посмотрел в глаза принцессе.
- Спасибо, Алатиэль.
Теперь он был спокоен, как если бы эльфийка даровала ему свое прощение. Хотя в полной мере этого не было - можно ли назвать прощением то, что тебе верят? - Правитель Ксентарона чувствовал себя именно таким - прощенным.
Краем глаза он заметил все еще валявшееся на полу одеяло. После недолгих раздумий о том, каким образом он мог оказаться укрытым, если вчера (хотя кто знает, вчера это было или сегодня..) у него едва хватило сил, чтобы просто удобно сесть, а не упасть прямо на цветастый ковер у кровати, темный эльф пришел к выводу, что это постаралась обитательница сей комнаты. Новое чувство накрыло ксентаронца - чувство благодарности. Но он все же решил спросить..
- Почему? - и, видя недоумение на лице принцессы, он кивнул на одеяло. Проблеск надежды мелькнул в его глазах - а вдруг его чувство - взаимно? Но Дэймос тут же мысленно посмеялся над собой - ага, сейчас, как же. "Ты убил ее отца, ты захватил ее дом, ты хочешь привести в ее королевство множество своих людей, и ты еще смеешь надеяться на ее взаимность? Глупый самовлюбленный гордец. Будь благодарен за то, что она хотя бы не кричит на тебя как раньше и не раздает пощечины, но на большее - даже не надейся. Даже не думай об этом." И все же эльф наделся. И ждал ответа.

+1


Вы здесь » Ролевая игра :Хроники Энии: » Дворец Короля эльфов » Покои Алатиэль